Grigri (grigri) wrote,
Grigri
grigri

  • Mood:
  • Music:

... где живут, не спеша...

В Риме пахло морем и весной.



 Но сначала мы побывали в туманной Франция, которая плакала длинными змейками на стеклах терминала 2 F Шарль де Голля, а еще через пару часов с нами прощалось солнце Фьюмичино, медленно уходящее за блестящее море.

Из аэропорта до Термини – единственного ж/д вокзала Рима – можно добраться на обычной электричке (примерно 4-5 евро) или на экспрессе Леонардо до Винчи (9 евро и почему-то 11 евро, если едешь из Рима в аэропорт=)).

 Когда поезд тронулся, время сумерек закончилось. Ночные пригороды вдалеке чем-то напоминали картинки из фильма «Смерть в Венеции» - развалины и старинные здания, подсвеченные намеренно и нет зловеще-желтым светом. А на переднем плане – разноцветное граффити, за которым порой не разберешь даже названия станции.

 Около семи вечера под звон колоколов Санта-Мария-Маджоре мы нашли виа Урбано и наш отель Рафаэлло.
 

Чайки в риме – вместо петухов. Их громкий разговор заставил проснуться и вспомнить, что время отпуска «по графику» уже идет.

Весь центр Рима (за исключением основных улиц – виа Империале, виа Национале и еще некоторых) - сплошная мостовая. Широкая виа Империале прорезает руины форумов, разделяя более древние (но при этом более сохранившиеся) и форумы Августа и Траяна, от которых остались лишь контуры зданий, арка и высокая колонна, обрамляемые вековыми пиньями.

На повороте с виа Кавур на виа Империале просыпаются римские бомжи, рядом с ними гуляют собаки и их хозяева – а прямо напротив них за храмом Нерона встает размытый диск солнца. 
  
Из дома напротив на мостовую выпрыгивает собачонка в сопровождении дородной хозяйки, мимо быстро пробегает «не такой как все» - с портфелем в одной и газетой другой руке, ревут безумные мотоциклы разных форм и объемов. Начинался римский понедельник=)
 

  Пьяцца Венеция

 Cверху на разбегающиеся улочки и букашки кружащих автобусов смотрит многоуровневое здание монумента Витторио Эммануила II – чем-то похожее на террасы индейского озера (как показалось мне), а также на печатную машинку и вставную челюсть (как полагают римляне).
   

 Вот такое здание - с итальянскими флагами и вежливой охраной. В музей Рисорджименто мы не пошли, а больше оно, пожалуй, ничем не запомнилось.

 Музей Капитолия


Чудесное уютное место=)

Мы побывали там дважды – первый раз вечером, когда нечего было делать и мы решили под дождем прогуляться к Форуму. Музей был еще открыт, но аудиогида нам уже не дали. На следующий раз мы пришли с утра, но – вот незадача! – на русском гидов не было. Пришлось взять на английском. Английский у итальянцев забавный, не то чтобы неправильный (у меня он гораздо более неправильный), а другой: немного отрывистый на согласных и в то же время мягкий, совсем по-итальянски.
 

Как было написано в одной из книжек про Рим, музей Капитолия прекрасен своими скульптурами. Скульптуры и правда замечательны! По ним можно увидеть как, к примеру, изменялся характер Каракалы – он и вначале был не очень, судя по всему, а к концу жизни он похож на спившегося алкоголика.

Нерон, похоже, тоже не отличался интеллигентностью. А вот Траян был хорош – либо его любили скульпторы. Сократа я как-то видела в учебнике Лосева, но тут он опять поразил - этакий курносый плюгавенький человечек...

 Два здания музея разделяет задумчивая статуя Марка Аврелия, которую любят чайки и маленькие туристы=) А вниз, охраняемые Каcтором и Поллуксом, уходят широкие ступени лестницы Микеланджело. И если, спускаясь, оборачиваться, грустный взгляд бородатого императора будет долго маячить где-то между небом и землей.



Сады Боргезе

 

Метро – переход от Рима-пешеходного, туристического к Риму обыденному, будничному. Римкое метро – нечто утилитарное, средство передвижения, причем нелюбимое)) Серые низкие туннели, вагоны, разукрашенные граффити, «проксима фермата» и огромное количество автоматов с едой на выходе – вот такое необычное место.
   

 Боргезе - это тишина и умиротворение. Сидя у небольшого озерца, можно было подглядеть, как молодой человек что-то читает, сидя на ярко зеленой траве в тени дерева, по тропинке навстречу бежит индус, подзадориващий двух собак непонятной породы, а чуть дальше размеренно гуляют старички с таксами в красных кафтанчиках. 
 

Но один поворот направо – и дорога выводит из этого чудесного мира – на шумную пьяцца и к одноименной фермата.

 Ватикан

 
Говорят, что раньше дорога к Ватикану была узенькой и тем поразительнее было оказаться вдруг на площади святого Петра.

Из-за дождя вид на Рим с купола базилики получился не очень впечатляющим, гораздо интереснее было взбираться на нее, а потом ползти вниз по переходам вдоль предусмотрительно зарешеченных окон и балюстрад.

Могила Джованни Пьетро II, как его называют тут. Тихое место, очень светлое, где люди стоят и молятся, не обращая внимания на происходящее вокруг. Оттуда не хотелось уходить, хотелось побыть подольше рядом с чем-то невысказанным, вечным и при этом необыкновенно знакомым. Такого ощущения реальности прошлого не было ни в одном месте Рима.

 По дороге домой внимательный экипаж Эйр Франс пригласил нас с сестрой в кабину пилотов – где мы пробыли до конца полета. 
  
Мир летчиков и диспетчеров – полет как будто за кадром, а потом приземление, глядя вперед на яркий крест взлетно-посадочной полосы...

 Мы последними из пассажиров окунулись в морозный московский воздух, от неожиданности встали в очередь для иностранцев, и совершенно вдруг – попали в холодную зиму, русскоязычный мир, где мое «скузи» было также не к месту, как воспоминания об Арно из Бордо и Николя из Парижа, которыми сестра всю дорогу делилась к молчаливому удивлению таксиста.
 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments