Grigri (grigri) wrote,
Grigri
grigri

  • Mood:
  • Music:

Пора в дорогу, старина, "подъем!" пропет=)


Майские: Щегринка (28.04-1.05)

 «Лучше нет для нас подарка, чем зеленая байдарка».
С качественно проклеенными швами. А  домашний зеленый крокодил за день до старта имел довольно жалкий вид: вдоль всего центрального стрингера зияла огроменная дыра. Поэтому прямиком из Минфина при полном параде и 7-см-х каблуках я поковыляла в «Путник». Вежливые продавцы, приличный ассортимент, удобное метрорасположение – короче, всем прекрасен «Путник», кроме его лестницы. Рискуя сломать ноги-руки-а-главное-хвост, приставным шагом в полуприседе я минуты три сползала по этой железяке, стараясь не думать о том, что кому-то приспичит по ней прям щас подниматься. Выдохнув на последней ступеньке, я гордо шагнул железной набойкой в магазин и поинтересовался, где тут правильный клей и ткань БЦЦ. Продавцы в стиле «любая фигура на месте замри» некоторое время удивленно разглядывали мой полный парад. Потом один из них, прокашлявшись, поинтересовался размером байдаркодырки, и после недолгих математических расчетов (через графики, интегралы и логарифмы=)) я поползла обратно, волоча за собой три метра ткани и два бутыля с клеем.  
Ровно в 2 часа ночи дырка была заклеена красивой полоской шириной 8 см. Остальная БЦЦ, мило скомканная, была свалена в угол - крокодил по имени Таймень в полной боеготовности высыхал, всем своим видом соблазняя кошку.

 

Водный поход – это, в первую очередь, неразрешимая задача по утрамбовке всех вещей в один рюкзак с минимальными потерями в еде и одежде. Летом такой фокус более-менее удается, а вот весной – никогда. Поезд отправлялся в 21-50, а Костя предложил встретиться в девять. Сократить на полчаса сборы рюкзака, при том, что слишком силен соблазн прибежать, высунув язык, прям к отходу, а не стоять, как белые люди, на вокзале лишние 50 минут, медленно и печально попивая пиво -  это покруче бинома Ньютона. В общем, понятно, кто во сколько пришел=)

Наш новгородский поезд вез на север тьму гастарбайтеров всех мастей: языки братских народов, плохо понимающих русский, то и дело слышались в темноте душного общего вагона.  В атсмосфере непрерывного говора мини-Вавилона мы проехали пять часов – а потом за минуту стоянки вылетели на пути станции Угловка.

         Речку пришлось искать чуть дальше, чем мы рассчитывали. Ночная тишина весеннего неба, с которого, кажется, вот-вот закапает звездный дождик наполнилась скрипом байдарки на тележке. К пяти утра мы все-таки дошли до Щегринки, около которой уже грелись и готовили завтрак лучшие голоса хора МИФИ.

Просыпались птицы, вставало солнце, костер согревал замерзшие руки – все это было самым что ни на есть естественным  для раннего утра последней пятницы апреля. А где-то в  другом мире народ собирался на работу. Настоящее - их и наше – проплывали рядом,  как пространства, которые никогда не пересекутся ни в одной точке.

В поезде Костик рассказывал, что в какой-то год вода в Щегринке поднялась настолько, что труба под железнодорожным мостом была не видна. А перед нами она предстала во всем многообразии, явно большем, чем хотелось. Отчалили примерно в девять. Речка узкая, но местами достаточно глубокая. Завалов много, зато обносов почти не было. Вечером в районе Редежа мы Чип-и-Дейлили на тушении пожара соседей. Картина маслом: сидим мы-поедаем вторую пачку сухарей. Вдали что-то дымится, солнце палит,  наш костер варит чай – короче, красота – страшная сила. И вдруг  совершенно неожиданно=), как факел, прямо перед нами вспыхивает сосна. Мы резко рванули, оставив Пашу созерцать наши подвиги со стороны. Поляна выгорела наполовину, и огонь уже двинулся к лесу. Из-за ветра язычки пламени прыгали из-под топчущихся на них ног и подленько начинали разрастаться по соседству. Чумазые, но безмерно довольные собой мы победили всех до одного и зашагали обратно в лагерь, где нас нагнало трио из хора МИФИ.

 

Но огонь нас полюбил.На следующий день после обноса моста в деревне Языково, где, по легенде, родился Миклухо-Маклай, мы гребли уже как испанские партизаны: впереди все в дыму, дышать трудно, языки пламени подбираются к воде – «позади темнота, впереди – ничего».

Здесь самое время рассказать о нашей эскадре.

Первая байдарка - с исследовательско-познавательным уклоном - везла Костю и Женю. Костя – образец рассудительности и поступательного движения во всем, а Женька напоминает мне Алису Селезневу, которая понимала, что говорил крокодил Сеня. Но у нас крокодилы отдыхают – Женька может различить в птичьем гуле голос каждой птички, понять, кто это, и потом долго  и интересно про нее рассказывать.

Вторую байдарку можно условно охарактеризовать как «ничего не слышу-ничего не вижу». Потому как я в упор не могла разглядеть совершенно очевидную струю прямо под носом. А в те редкие случаи, когда это удавалось и я чего-то командовала Жене – он умудрялся не услышать моих ценных указаний. В результате мы проплыли большую часть пути в стиле  «на-кого-бог-пошлет», отодрали резину на центральном стрингере и получили дырочку в правом боку=)

Третья байдарка – Аида, Паша, Денис – непрерывный «полный вперед». Великолепная тройка проходила там, где все тормозили, весело, точно в соответствии с билайновой расцветкой и девизом «Мечтай!», они пролетали самые злобно-незаметные камни на шивере после Жидобужино.

        

         А потом у нас закончилась еда на завтрак. Вернее, ее оказалось как-то совсем мало: оставался рис, немного мюсли и макарон. Мозговым штурмом мы пришли к выводу, что есть будем рис, а из мюслей выберем сухофрукты. Сначала выбирали все цветное, потом было решено, что семечки и кукурузные хлопья тоже каши не испортят. В общем, эмпирическим путем установлено: обычные мюсли – кладезь заморских фруктов.

          Зато в Окуловке мы объели все вокзальные магазины=) Наш поезд стоял здесь аж минуту, за которую в 15 вагон должен был погрузится хор МИФИ в количестве 8 человек, мы всемером и еще несколько несчастных. Мадам-проводница с характерным хохляцким прононсом лишь успела пролепетать: «Ну, надеюсь, билеты у всех есть…». Поезд был фирменным, а мы грязными. Фирмовость заключаласть не только в застеленных зачем-то верхних полках (за что с нас попытались взять деньги), но еще и в бегущей строке – на русском и немецком языках. Мы решили, что это сделано для того, чтобы не ущемлять права бедных украинцев, не владеющих россiйскою мовою=)

         Поезд приехал на Курский вокзал в 23-35, а в это время все мытищинские электрички уже спят. К счастью=), Женина сестра уехала в Италию, поэтому переночевать можно было у них. Я честно поставила будильник на 5 утра, он, думаю, честно пропищал. Но в этот день меня в лучшем случае мог разбудить только царь-колокол. В 6 часов сработала выработанная годами привычка=), я  схватила рюкзак и ломанулась в Мытищи.

В Москве начиналась обычная рабочая неделя.

 

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments